Она была мила и чертовски сексуальна наш секс был очень страстным

она была мила и чертовски сексуальна

Это было предопределено. Этот день наступил, потому что я был готов. Я хотел, чтобы всё прошло так, как я этого заслуживал, и потому я хотел быть откровенным. Было страшно, но я старался не думать об этом весь день. Я старался думать обо всём, что есть в моей жизни, но не о встрече. Я не думал о ней, потому что знал, что как только это произойдёт, я буду безотчётно оттягивать время встречи, а это было бы нестерпимо.
Она была чертовски хороша, и первой поцеловала меня, когда я встретил её в кафе. Нас обслуживал официант, которого я знал. Он угостил нас прекрасным вином, и мы распили целую бутылку. Это было красное сухое вино, из Испании. Когда мы уходили, он пожелал нам приятного вечера. Я поблагодарил его. Мне хотелось заказать одну бутылку Испанского вина с собой, но она хотела чего-нибудь покрепче, и мы попрощались с официантом. Он снова пожелал нам приятного вечера.
Я старался не думать о дрожжи где-то в области пупка. Проклятое волнение не давало мне сосредоточиться. Мы огорчились, когда в квартире не оказался коньяк. Мне показалось, что она расстроилась, потому что время было позднее, и алкоголь не продавали. Я сказал ей, что у меня есть идея. Ей было так хорошо, и я так не хотел, чтобы это настроение прошло, что спускал её по лестнице на руках. Я нёс её до отеля на руках. Мы вошли в номер также. Ей было хорошо со мной, и я это чувствовал. Когда я сел на кровать, она убрала руку с моего плеча и провела ею по моим волосам. Я был спокоен, и лишь пульс забился быстрее. Я слышал, как бьётся её сердце, и мне захотелось резко прижать её к себе, потому что она была мила и чертовски сексуальна. Но руки действовали иначе.
Я провёл кончиками пальцев по её длинной шее, она наклонила голову, и я нежно провёл губами по её шее. Я прижал её к себе, и она поцеловала меня.
Я старался не спешить, но она была столь гибка и подвижна, что я оказался без одежды быстрее, чем успел возбудиться. Как же она была хороша. Она двигалась уверенно, и каждый её поцелуй отдавался по моему телу как электрический разряд. Она немножко контролировала меня. Я понял, что она знает, что у меня ещё не было. Она была тактична, и не позволяла мне допускать ошибок. Она была уверена во мне, и у меня всё шло хорошо. Я не говорил ей. Я хотел, чтобы она не знала, что это первый раз. Я хотел, чтобы она всё время чувствовала себя защищённой. Я хотел быть уверенным, и не хотел, чтобы с её стороны были уступки, поэтому я старался думать.
Я сделал это в тот момент, когда почувствовал, что она любит меня, и что я уверен во всём, что происходило. Она любила меня, когда я положил её на постель и поцеловал. Я почувствовал короткую дрожь, и как её пальцы сжали мне спину, и как она вся напряглась. Я запомнил это, потому что в самом конце она сжала мне руку, а я сжал ей вторую руку. Я полюбил её больше, потому что я смог не думать о страхе, и я почувствовал это сильнее, чем прежде. Я хотел её больше, чем когда-либо, потому что это случилось, и потому что я думал в тот момент только о ней. Она чувствовала это, потому что она женщина, а женщина чувствует тонко и знает, когда ты занят страхом, но не ею. Я отдал это время ей, а она позволила мне сделать её счастливой.
Я хотел, чтобы она не забыла эту ночь, и она не забыла. Я работал над тем, чтобы быть в эту ночь молодцом. Я готовился к этому, боялся, ожидал, что испорчу самый трогательный момент. Но он оказался не трогательным. Он оказался естественным, и вся естественность заключалась лишь во взаимном доверии.
Мы отметили год в отеле. Мы не хотели идти в тот же отель, но это оказалось спонтанным решением, потому что в новом отеле, в котором мы хотели отметить наш год, сработала пожарная сигнализация, и нам пришлось отмечать год без коньяка в моей квартире.

поделиться:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий